Александр Пушкин и Вятка

29 января 1837 года ровно 180 лет назад в Петербурге умер поэт Александр Пушкин. Традиционно географически сопричастными к Александру Сергеевичу считаются Москва и Петербург, Тверские, Псковские, Нижегородские земли, где он часто бывал. Однако и Вятка тоже имеет много связей с Пушкиным, они долгие годы были предметом исследований ведущих региональных историков и краеведов. Оказалось, что в нашем городе бывала вдова поэта, жили родственники Александра Сергеевича, друзья, знакомые, его корреспонденты, коллеги по литературному цеху, поклонники и почитатели. Настоящий материал посвящен анализу многочисленных фактов, которые связывают Пушкина с Вяткой.

1.jpg
Дуэль Пушкина с Дантесом. Картина А. Наумова

Знакомство с Пушкиным

Когда вятчане познакомились с творчеством Пушкина? При открытии в 1837 г. вятской публичной библиотеки книг поэта в учреждении не оказалось, они поступили позже от жертвователей. При этом двумя годами раньше библиотека была основана в Сарапуле. Доктор Х. И. Чудновский, главный активист библиотечного дела в маленьком городе, смог добыть более 300 томов русских авторов, в том числе и книги с пушкинскими стихами. После того, как библиотека в Сарапуле прекратила свое существование многие книги стали появляться в Вятке. В Малмыже в этот же период жил купец Мартын Пафнутьев, который, несмотря на дороговизну и сложность доставки, выписывал пушкинский журнал «Современник». Все это дало основание Е. Д. Петряеву утверждать, что «история первых изданий Пушкина, появившихся на Вятке, идет издалека — из Малмыжа, из Сарапула. В самой Вятке таких книг удается найти совсем мало». В конце 1830-х гг. книги Пушкина, очевидно, были у некоторых вятских чиновников и купцов. Например, в богатой библиотеке Александра Машковцева.

Первым стал издавать стихи Пушкина в Вятке управляющий удельной конторой, известный просветитель П. В. Алабин. В 1860 г. в типографии К. Я. Блинова вышел «Сборник русских стихотворений для чтения простолюдинам», составленный Алабиным. Книга открывалась стихотворением А. С. Пушкина «Боже царя храни!», далее были включены пушкинские «Приметы», «Утопленник» и «Ворон к ворону летит». Такой подбор произведений для современного читателя кажется странным, но здесь важно упомянуть, что стихи подбирались Алабиным для неграмотных людей. По мысли составителя, «крестьянин, казак, мещанин, солдат прочтут эти песнопения, поймут их умом и сердцем и добрым словом помянут тех, кто сложил эти песни». В том же 1860 г. Алабин подарил эту книгу вятской публичной библиотеке. Чуть позже, уже став управляющим ее делами, он совершил поездку в Санкт-Петербург, где приобрел для читателей библиотеки «Полное собрание произведений А. С. Пушкина с портретом автора».

2.jpg

Шведская родня Пушкина в Вятке

Многие родственники Пушкина жили до революции в Вятке. К такому удивительному, казалось бы, выводу пришел кировский краевед В. А. Любимов, известный своими генеалогическими изысканиями. Так, Любимов обратил внимание, что помимо африканских предков у Пушкина были и шведско-немецкие. «Арап Петра Великого» Абрам Петрович Ганнибал вторым браком был женат на дочери шведского капитана Матиаса Шеберга Христине Регине. От этого брака появилось семь детей. Один из них, Осип Абрамович, через свою дочь Надежду стал дедом поэта. А младшая дочь Абрама Петровича, София, стала женой нарвского шведа Адольфа Рейнхольда фон Роткирха. Их старшая дочь (кузина матери А. С. Пушкина) Надежда Адамовна вышла замуж за военного, обрусевшего поляка Павла Шемиота. Старшая дочь Шемиотов (троюродная сестра А. С. Пушкина) София вышла замуж за прибалтийского немца, дворянина Александра Веймарна и приехала с мужем в Вятку, где тот служил чиновником более 20 лет.

В Вятке у Веймарнов родилось четверо детей; все они были крещены во Владимирской церкви. Их дочь Надежда Веймарн была крестницей вятского губернатора А. И. Рыхлевского и полковницы Н. А. Шемиот. Так что Надежда Адамовна Шемиот, кузина матери Пушкина, побывала в Вятке в 1825 г. у своего зятя. А Софья Павловна Веймарн (троюродная сестра А. С. Пушкина) в 1827 г. умерла в Вятке. Ее отпели во Владимирской церкви и похоронили в Трифоновом монастыре. Что касается Александра Веймарна, то любопытно следующее — он владел в Петербурге домом на Невском проспекте, 10, рядом с кондитерской Вольфа и Баранже, куда Пушкин зашел перед дуэлью.

С Вяткой связаны и другие шведские родственники поэта — Бистромы и Траубенберги. Дело в том, что двоюродные тетки А. С. Пушкина Вера и Елизавета Роткирх были замужем, соответственно, за Александром Густавом фон Траубенбергом и Рейнхольдом Густавом Бистромом, и обе эти фамилии отмечены в вятских документах. Полковник Густав Федорович Бистром почти 10 лет при губернаторе фон Брадке командовал вятским батальоном. Аревельские дворяне Рауш фон Траубенберги и просто Траубенберги появились на Вятке во второй половине позапрошлого века. Здесь, в Вятке, во Владимирской церкви в 1883 г. была крещена внучка троюродного брата Пушкина Ольга Константиновна Рауш фон Траубенберг.

3.jpg
Пушкин на лицейском экзамене в Царском Селе. Картина И. Репина

Посмотреть на Наталью Пушкину-Ланскую

В 1855 г. главным событием в провинциальной Вятской жизни стал приезд Натальи Ланской — музы Пушкина, женщины в которую он был беззаветно влюблен и буквально боготворил. После смерти Александра Сергеевича она выдержала семилетний траур и вышла замуж за генерал-адъютанта Петра Ланского, который в 1855 г. был командирован в Вятку с целью формирования ополчения для Крымской войны (1853 – 1856 гг.). В течение четырехмесячного пребывания Ланской в Вятке многие обыватели специально приезжали в город из сел и деревень, чтобы только увидеть музу Пушкина. Ланские хоть и изредка, но появлялись на балах в доме Благородного собрания. Кроме того, Наталья Николаевна привезла в Вятку несколько томиков сочинений А. С. Пушкина и подарила их мужской гимназии. По служебным делам Петр Петрович с супругой посетили также город Слободской. Местный протоирей Иоанн Куртиев оставил об этом событии свои заметки: «Сегодня генерал-адъютант Ланской смотрел Слободскую дружину и остался доволен. Также он присутствовал на свадьбе вятского жандармского адъютанта Смольянинова. Теперешняя супруга Ланского была прежде женой поэта Пушкина. Дама довольно высокая, стройная, но пожилая. Лицо бледное, но с приятною миною. По отзыву нашего архиерея, дама умная, скромная и деликатная. В разговоре весьма находчива».

Во время пребывания в Вятке у Натальи Николаевны заболели ноги, ей посоветовали обратиться к известному врачу Н. В. Ионину, который вылечил Наталью Ланскую, и она много раз выражала благодарность за помощь. О манерах Натальи Николаевны дочь Ионина Л. Н. Спасская писала: «В обращении Наталья Николаевна производила самое приятное впечатление сердечной, доброй и ласковой женщины и обнаруживала в полной мере тот простой, милый аристократический тон, который так ценил в ней Пушкин». Немаловажно отметить, что именно Н. Н. Ланской с супругом приписывают освобождение из вятской ссылки М. Е. Салтыкова-Щедрина, который бывал в гостях у Ланских в доме на Копанской улице. Супруги похлопотали за опального писателя, вскоре он был назначен чиновником особых поручений при министерстве внутренних дел. Из Вятки супруги Ланские уехали в январе 1856 г. Дочь Н. Н. Ланской А. П. Арапова писала, что, возвращаясь из Вятки «мать увезла светлую память о своих вятских друзьях, которые без всякого стеснения прибегали к ней, когда требовалась какая-нибудь услуга в далекой столице…»

4.jpg
Наталья Ланская. Портрет художника И. К. Макарова

Литературные коллеги

В Вятке жили коллеги А. С. Пушкина по литературному творчеству. В первую очередь необходимо отметить писателя П. Л. Яковлева (1796 – 1835), сотрудника журналов «Благонамеренный», «Вестник Европы», «Сын отечества» и др. В Вятке Павел Лукьянович работал чиновником департамента уделов, в течение 1824 – 1827 гг. проводил ревизию местной Межевой конторы и одновременно занимался литературным творчеством. Яковлев приходился братом лицейского товарища Пушкина Михаила Яковлева и поэтому был хорошо знаком с поэтом, дружил с людьми его круга (А. А. Дельвиг, Е. А. Баратынский, В. К. Кюхельбекер и др.). С Пушкиным он сблизился в 1818 г., 6 мая 1820 г. провожал уезжавшего в южную ссылку поэта до Царского Села, в мае 1827 г. встречался с ним в Москве. В выпускаемом в Вятке литературном журнале «Хлыновский наблюдатель» Яковлев знакомил читателя с творчеством Пушкина. Известны, в частности, три рассказа о нем в разделе «Анекдоты»: 1. Разговор Пушкина с Орловым в Киеве. 2. «Поэты» — сверхкомплектные жители света!». 3. Разговор с обер-полицмейстером в театре. В 1830-е Пушкин помогал Яковлеву с изданием альманаха «Блин», П. А. Вяземскому он писал «Жаль если первый блин его будет комом»

Последняя книга, прочитанная Пушкиным — «История России в рассказах для детей» А. О. Ишимовой (1803 – 1881). Последнее письмо поэта перед роковой дуэлью — все той же Ишимовой. Да еще и с лестной оценкой ее книги: «Вот так надобно писать!». Любопытно, что Александра Осиповна Ишимова, первая русская профессиональная писательница в детской литературе, имела вятские корни. Её отец, уроженец Вятки, до женитьбы служил при канцелярии генерал-губернатора Вятской и Казанской губерний князя Мещерского, но за свой беспокойный нрав и правдоискательство он был сослан в Тобольск. С Пушкиным Ишимова познакомилась в доме П. А. Плетнева в 1835 – 1836 гг. С того времени Александр Сергеевич следил за ее литературной деятельностью, одним из первых приобрел первую часть «Истории России» для детей. Он интересовался также переводческой работой писательницы и предложил перевести для журнала «Современник» пьесы Корнуэлла. Об этом и шла речь в переписке между Пушкиным и Ишимовой, ставшей последней в пушкинском наследии.

5.jpg
Александра Осиповна Ишимова

Пушкин и вятские губернаторы

В 1837 – 1838 гг. пост вятского губернатора занимал А. Н. Корнилов (1801 – 1856). Он был лицейским товарищем Пушкина, в 1817, 1827, 1832 гг. вместе с поэтом и другими лицеистами отмечал день рождения учебного заведения. Сохранил автограф стихотворения Пушкина «19 октября 1827». Корнилов был женат на известной поэтессе Анне Готовцевой, которой Пушкин даже адресовал стихотворение. Корниловы приехали в Вятку в злополучном 1837 г., вскоре после дуэли, и, конечно, знали подробности трагедии.

В 1863 г. вятским губернатором стал генерал-лейтенант В. Н. Струков (1812 – 1892). В новый вятский публичный музей он пожертвовал рисунок известного литератора и художника Берга с изображением дома генерала И. Н. Инзова в Бессарабии. Того самого Инзова, под началом которого Пушкин служил в Кишеневе и в доме которого бывал много раз. Рисунок представляет собой большой интерес, ведь фотографии тогда еще не было. К сожалению, впоследствии он был утерян. Любопытно, что мать Струкова имела девичью фамилию Брискорн и владела в Петербурге домом на Галерной улице, 53. В этом здании с осени 1831 до весны 1832 гг. жил Александр Пушкин с супругой Натальей Николаевной.

6.jpg
Развалины дома бывшего наместника Бессарабии И. Н. Инзова в Кишиневе, в котором жил А.С. Пушкин в 1820 г. Репродукции с литографии неизвестного автора

Игрок, кавалерист-девица и Пушкин

Интересна линия знакомства Пушкина с вятской семьей Дуровых. В. А. Дуров был городничим в вятских городах Сарапуле, а потом в Елабуге. В 1829 г. он лечился на Кавказе, но, похоже, больше внимания уделял играм и в конечном итоге до последней копейки проигрался в карты. Именно Пушкин пожалел Дурова и в своем экипаже довез его до Москвы. Александру Сергеевичу нравилась импульсивная манера общения Василия Андреевича, его юмор и немного странное поведение. Например, Пушкин писал, что «Дуров помешан был на одном пункте: ему непременно хотелось иметь сто тысяч рублей. Иногда ночью в дороге он будил меня вопросом: «Александр Сергеевич! Александр Сергеевич! как бы, думаете вы, достать мне сто тысяч?». По рассказу литератора Н. В. Сушкова (свойственника Ф. И. Тютчева), Пушкин подарил Дурову рисунок: поэт «начертил на лоскуте бумаги поединщиков: один стреляет из пистолета, другой падает раненый. Под этой печальной картиной певец Онегина подписал: «Смерть Пушкина ...». Дуров сберёг этот страшный пророческий рисунок.

Сестрой Василия Дурова была знаменитая «кавалерист-девица» Надежда Дурова. Считается, что именно Василий прислал Пушкину мемуары сестры и поэт оценил оригинальность этих записок. Однако во время личной встречи Пушкин откровенно смеялся над Дуровой, так как она постоянно путала от имени мужчины или женщины ей говорить. Так описан этот эпизод в «Записках»: «Любезный гость мой приходил в приметное замешательство всякий раз, когда я, рассказывая что-нибудь относящееся ко мне, говорила: «был, пришел, пошел, увидел»…Наконец, Пушкин поспешил кончить и посещение и разговор, начинавший делаться для него до крайности трудным». Далее произошел уж совсем деликатного характера момент: «Пушкин, оканчивая речь свою, поцеловал мою руку. Я поспешно выхватила ее, покраснела и уже вовсе не знаю для чего сказала: «Ах боже мой! Я так давно отвыкла от этого!». После этого эпизода тесные контакты с Пушкиным прекратились, Дурова считала, что поэт, отмечая ее литературный талант, в то же время настроен слишком иронически. Любопытно, что Е. Д. Петряев считал, что вовсе не Василий Дуров впервые познакомил Пушкина с мемуарами «кавалерист-девицы». По мнению краеведа, Пушкин получил рукопись от знакомого по окололитературным кругам Николая Мамышева, жившего в Гатчине. Позже выяснилось, что Мамышев тоже связан с Вяткой, так как работал долгое время начальником Воткинского завода.

7.jpg
Последний выстрел А. С. Пушкина. Картина А. Волкова

Вятский вклад в создание памятника Пушкину в Москве

В 1860 г. по инициативе выпускников Царскосельского лицея, в котором учился Пушкин, была объявлена подписка по сбору средств на сооружение памятника поэту. Вятский губернатор отправил извещения по уездам, но исправники с мест отвечали, что желающих поддержать строительство памятника Пушкину нет. Совсем иначе ситуация обстояла в Вятке, где образовалась инициативная группа, которая решила собрать деньги путем проведения литературного вечера имени А. С. Пушкина. Возглавлял энтузиастов чиновник П. А. Зубов — выпускник Петербургского университета, актер-любитель, большой поклонник творчества Пушкина. Он был и лично знаком с Александром Сергеевичем, встречался с ним в доме своего университетского наставника П. А. Плетнева. Однажды Зубов узнал у Плетнева, что Пушкин с Жуковским будут на лекции Гоголя. Предупрежденные Зубовым студенты с нетерпением ждали этого дня, и многие смогли увидеть тогда Пушкина в университете.

Творческий вечер состоялся 27 февраля 1861 г. В разосланных приглашениях говорилось: «Вечер — дело общественное, и хотя цены местами назначены (от 25 коп. до 1 руб. 50 коп.) плата за билеты и желающих принимается в большем размере». Собралось немало публики: чиновники, духовенство, учителя гимназии, семинарии, канцелярского училища, представители купечества, а также, как отмечала газета «Вятские губернские ведомости, «всего отраднее и знаменательнее то, что на этом вечере было, кажется, больше двадцати дам». В первой части мероприятия Я. Г. Рождественский сделал доклад «О Пушкине как о человеке и о его влиянии на развитие отечественной литературы». Во второй части были прочитаны: отрывок из «Полтавы» (П. В. Алабин), два стихотворения Пушкина (П. А. Зубов), сцена из «Бориса Годунова» (П. А. Зубов и В. А. Кандауров) и отрывок из «Евгения Онегина» (В. А. Кандауров). Третья часть вечера включала рассказ Зубова «Последние минуты жизни Пушкина». В итоге была собранна сумма денег, которая пополнила общий фронд пожертвований на памятник, и он был открыт 18 июня 1880 г. в Москве.

1024px-Strastnoy.jpg
Памятник Пушкину. Открытка конца XIX века

Несостоявшийся визит

К сожалению, Пушкин ни разу не был в Вятке, хотя его визит в наш город мог бы состояться. Дело в том, что в 1830 г. он собирался на Урал за материалом для своей книги о Пугачевском бунте. В то время многие города оказались закрыты на карантин из-за холеры, Вятку же эта напасть обошла. Пушкин вынужден был оставаться в Болдино и не мог переехать в Москву. Он пишет: «Если вы в Москве..., то приеду к вам через Вятку, Архангельск и Петербург» (29 октября 1830 г.). И в другом письме: «Мне кажется, что Вятка еще свободна. В таком случае поеду на Вятку». (4 ноября 1830 г.). Однако по совокупности причин Пушкину так и не суждено было оказаться на вятской земле. Тем не менее, как мы видим, связи поэта и Вятки весьма обширны, содержательны и требуют дальнейшего изучения.