Надежда Дурова. Вятская «кавалерист-девица»

Малоизвестно, но легендарная «кавалерист-девица», первая русская женщина-офицер  Надежда Дурова долгое время жила в Вятской губернии. Считается, что Надежда Дурова послужила прототипом Шурочки Азаровой – героини пьесы Александра Гладкова «Давным-давно» и фильма Эльдара Рязанова «Гусарская баллада». Однако биография Дуровой сама по себе удивительна и драматична. Ее уникальная история ярко описана в любопытных мемуарах «Записки кавалерист-девицы».

фото 1-1.jpg
Н. А. Дурова, 1837 г.. Рис. В. И. Гау

Надежда Андреевна Дурова родилась 17 сентября 1783 г. Мать, страстно желавшая иметь сына, с ранних лет недолюбливала свою дочь. Однажды, когда годовалая Надежда долго плакала в карете, мать  выхватила её из рук няни и выбросила в окно. Естественно такой трагический момент оставил глубокий след в сознании Надежды. С  ранних лет она возненавидела традиционную судьбу и образ жизни русских женщин. Вот что Дурова писала в «Записках» по этому поводу: «Мать говорила мне: женщина должна родиться, жить и умереть в рабстве, вечная неволя, тягостная зависимость и всякого рода угнетение есть ее доля от колыбели до могилы, она исполнена слабостей, лишена всех совершенств и не способна ни к чему. Одним словом, женщина самая несчастная, самое ничтожное и презренное творение в свете… я решилась отделиться от пола, находящегося, как я думала, под проклятием божьим». Далее Дурова пишет, что хотела бы «выйти из сферы, назначенной природой и обычаями женскому полу».

Сказано – сделано. В 1806 г. Дурова ночью сбежала из дома и отправилась вслед за полком, переодевшись в казачье платье. Долгое время она выдавала себя за Александра Васильевича Соколова, сына помещика, позже стала называть себя Александром Андреевичем Александровым.  В полку удивились, что дворянин носит казачий мундир, но почему-то поверили её рассказам. Несмотря на то, что казачий быт был сложен, Дурова находилась  в постоянном состоянии беспечной радости, ей нравилось проводить время с казаками в тренировках и походах. В «Записках» она как будто бы обращается к своим сверстницам, молодым девушкам: «Свобода, драгоценный дар неба, сделалась наконец моим  уделом навсегда! Вам, молодые мои сверстницы, вам одним понятно мое восхищение! Я прыгаю от радости, воображая, что во всю жизнь мою не услышу больше слов «Ты, девка, сиди. Тебе неприлично ходить одной прогуливаться!». Увы, сколько прекрасных и ясных дней началось и кончилось, на которые я могла только смотреть заплаканными глазами через окно».

фото 2-1.jpg
Н. А. Дурова

Дурова в образе Александра Андреевича Александрова участвовала в битвах при Гутшадте, Гейльсберге, Фридланде, всюду обнаруживала храбрость. За спасение раненого офицера в разгар сражения была награждена солдатским Георгиевским крестом и произведена в унтер-офицеры. Поразительно, но, участвуя в сражениях, она ни разу не пролила чужую кровь. В Отечественную войну Дурова  командовала полуэскадроном, участвовала в сражениях под Смоленском,  при Бородине защищала Семеновские флеши, где была контужена ядром в ногу, и уехала для лечения в Сарапул. Позднее была произведена в чин поручика, служила ординарцем у Кутузова.

Судя по «Запискам» Дуровой, за все время, что она служила и воевала,  никто так не разоблачил ее, все окружающие думали, что она мужчина. Конечно, нам сложно в это поверить: все-таки долгие военные походы это быт, бесконечное совместное времяпрепровождение солдат, тут сложно что-то утаить друг от друга. Поэтому, скорее всего Дурова лукавит. Критики вообще установили, что в «Записках» много несостыковок. Например, Дурова умудрилась зачем-то уменьшить себе возраст, что, в общем-то, типично как раз женская тема. Интересны  воспоминания Дуровой и в психологическом плане. Женщина, которая долго выдавала себя за мужчину, в конце концов совсем запуталась. Известно, что  Дурова очень раздражалась, когда ее называли не Александр Андреевич, и предпочитала не слишком часто возвращаться к своей естественной природе.

фото 3.jpg
Провинциальный Сарапул Вятской губернии. Начало XX в.

В этом плане характерен эпизод ее знакомства с А.С. Пушкиным. С ним Дурова познакомилась через своего брата Василия. Однажды он прислал Пушкину мемуары сестры (с тоски стала писать) и поэт оценил оригинальность этих записок. Во время личной встречи Пушкин откровенно смеялся над Дуровой, так как она постоянно путала от имени мужчины или женщины ей говорить. Так описан этот эпизод в «Записках»: «Любезный гость мой приходил в приметное замешательство всякий раз, когда я рассказывая что-нибудь относящееся ко мне, говорила: «был, пришел, пошел, увидел»…Наконец, Пушкин поспешил кончить и посещение и разговор, начинавший делаться для него до крайности трудным». Далее произошел уж совсем конфузный момент: «Пушкин, оканчивая речь свою, поцеловал мою руку. Я поспешно выхватила ее, покраснела и уже вовсе не знаю для чего сказала: «Ах боже мой! Я так давно отвыкла от этого!». После этого эпизода тесные контакты с Пушкиным прекратились, Дурова считала, что поэт начал надсмехаться над ней в семье и обществе. Интересно, что большую часть жизни в период после ухода из войск, Дурова продолжала быть мужчиной по своему образу, поэтому, как мы видим, совсем разучилась быть женственной.

Тем не менее (не совсем понятно каким образом), но у  Дуровой был как брак (неудачный), так и сын, который, кстати, был рожден на территории Вятской губернии, крещен в Вознесенском соборе города Сарапула. Но с сыном у Дуровой были натянутые отношения. Однажды он присылал матери письмо, спрашивая её благословения на брак. Увидев обращение «маменька», она, не читая, в страшном гневе бросила письмо в огонь. И только после того, как сын прислал письмо с просьбой к Александру Андреевичу, Дурова  написала, «благословляю».

фото 4-1.jpg
Обложка первого издания «Записок кавалерист-девицы»

Жизнь свою Дурова доживала в маленьком домике своего брата в городе Елабуга Вятской губернии в окружении лишь своих многочисленных собак и кошек. Попытка уйти от кухонного рабства, от суровой женской доли, традиционного уклада привела лишь к полному одиночеству в конце жизни и непониманию общества, разрыву с семьей и забвению. Дурова перестала быть женщиной, но и мужчиной в полной мере не стала. 
Умерла Надежда Андреевна 21 марта (2 апреля) 1866 г. в возрасте 82 лет. Она завещала отпевать себя, как раба Божьего Александра, но священник нарушать церковные правила не стал.

P.S. Небольшое документальное кино, снятое ВГТРК про историю Надежды Дуровой в Государственном архиве Кировской области в 2012 г.: http://rutube.ru/tracks/5424476.html

Фото: fejerverk-krasok.ru, ru.wikipedia.org