Город под городом. Существуют ли на самом деле подземные ходы старой Вятки?

Подземные ходы уже давно стали одной из визитных карточек Вятки. Огромный пласт легенд и мифов о «городе под городом» уже несколько десятилетий будоражит умы кировчан. Недавние случайные находки неких подземных строений на улице Казанской в очередной раз заставили задаться вопросом — что же это такое, просто легендарные байки и красивые истории о вятских подземельях или же действительно наши предки создали уникальную систему тайных коммуникаций? На эти вопросы мы попытаемся найти ответы в этом тексте.

 Подземелья известны с дореволюционных времен


Первые сведения о подземных ходах встречаются еще в дореволюционный период. Тему исследовали два крупных ученых старой России — археолог, основатель вятского публичного музея Петр Алабин (1824 — 1896) и публицист, педагог и писатель Матвей Песковский (1843—1903). Оба они не являлись вятскими уроженцами, но находясь в городе по делам службы собирали материалы про подземные ходы, общались на эту тему со старожилами и были убеждены, что ходы действительно существуют, причем, с древнейших времен.

Так, Петр Алабин в середине XIX века констатировал, что по известным ему преданиям, из Раздерихинского оврага существовал ход под возвышенный правый берег реки Вятки, ныне занятый Александровским садом, зданиями присутственных мест, женским монастырем и другими постройками. Вятские старожилы рассказали Алабину, что этот потайной ход был знаком их отцам и примерно в 1850-е годы под этим берегом, со стороны реки, был открыт какой-то ход, в котором нашли следы истлевшего пороха и несколько каменных ядер.

Матвей Песковский во второй половине XIX века писал, что вятские подземные ходы — это «свидетельство о той скрытой, затаенной вражде, которая в течение целых веков существовала между пришлым русским и коренным инородческим населением этого края». По его сведениям, во многих вятских городах существовала целая система подземных ходов, которая нужна была для спасения вятчан во время набегов и атак врагов, а также для перемещений между населенными пунктами. «При рытье погребов и канав то и дело наталкиваются теперь то на стены и срубы подземных ходов, то на железные двери, ведущие в эти подземелья. Ходы эти таят в себе целую историю о той именно эпохе Вятского края, которая до сих пор ещё остаётся тёмною, загадочною, не изученною» — резюмировал Матвей Песковский. Также данные о подземных ходах еще до 1917 г. собирали специалисты вятского губернского статистического комитета и авторитетный археолог А. А. Спицын.

Петр_Алабин.jpg
Петр Алабин


Анатолий Фокин в поиске подземелий

Сведения и легенды о подземных ходах Вятки, появившиеся до 1917 года не получили в дальнейшем серьезного изучения и развития. Лишь в начале-середине 1970-х годов появилась группа исследователей-энтузиастов, объединившихся вокруг секции спелеологии, которая организовывала экспедиции и открывала всё новые и новые пещеры как в области, так и за её пределами. Главным действующим лицом стал выпускник инженерно-строительного факультета ВятГТУ Анатолий Фокин, который уже около 50 лет находится в активном поиске вятских подземных ходов. В 2000 году Фокин выпустил книгу «Вятка: золото и алмазы, подземные ходы и клады, предания и легенды», в которой, опираясь на большой пласт воспоминаний кировчан, их писем в газету «Кировская правда» и собственных исследований краевед выдвигает гипотезу о существовании некого «города под городом».

По мнению Фокина и его единомышленников, в Вятке не просто существовали отдельные подземные ходы, а были некая система, в которую эти ходы были объединены. Все они, по мнению Фокина, были сконцентрированы в старой части Вятки, связывали монастыри и церкви, выводили людей под рекой в Макарье, некие коммуникации вели и к загадочному подземному озеру. Своеобразным центром, откуда расходились эти подземные ходы, сторонники движения Анатолия Фокина считают Архиерейский дом (Московская ул., д. 2а). В советское время в этом здании находился Дворец пионеров, и многие его обитатели свидетельствуют о посещении подземных ходов. Большое количество материалов о них оставила Зинаида Сорокина (в 1930 - 60-х годах вела краеведческий кружок во Дворце пионеров) и другие педагоги той поры.

Однако если со сбором воспоминаний и писем у Анатолия Фокина проблем не возникло — люди много и охотно рассказывали о своих подземных путешествиях, то получить доказательства путем археологических раскопок или прочих исследований непосредственной под землей было намного сложнее. Фокин вспоминает, что еще в середине 1970-х годов при попытке раскопок в женском монастыре появился милиционер и запретил проводить работы. В дальнейшем сотрудники спецслужб не давали Фокину и его единомышленникам искать подземные ходы, поэтому исследования приходилось вести практически нелегально. Все это дало возможность утверждать, что власти скрывают тайны вятских подземелий или как минимум не помогают энтузиастам изучать их.

content_1478363616-dfdda64f98.jpg
Анатолий Фокин

Воспоминания не врут

Один из главных аргументов сторонников подземного города это многочисленные воспоминания тех, кто побывал в подземельях в разные периоды XX века. Активисты под руководством Анатолия Фокина собрали очень большой пласт воспоминаний и писем, эти мемуары живые и насыщенные фактами. Вот, например, монолог А. М. Мормиль о поземном путешествии:

«В Доме пионеров я занималась в драмкружке, это было примерно в 1924 — «1926 гг. Однажды вечером мы решили сходить на разведку подземного хода, о котором много говорилось в то время. Вход в него был сбоку Дома пионеров, как лаз. Мы с подругой полезли туда, с нами был ещё кто-то из мальчиков, а двоих оставили снаружи, чтобы, если мы не вернёмся, они сообщили взрослым. В лаз мы втиснулись ползком, но потом оказалось, что можно идти кое-где, даже не наклоняя головы (нам было лет 10-12). Было темно, у кого-то были спички и керосиновый фонарь, на полу были обломки камней, может быть кирпичей, и стены были тоже кирпичные, пол был неровный, сколько мы шли - не знаю, ведь часов у нас тогда ни у кого не было, по нашим предположениям, мы шли к Кафедральному собору примерно час. Но наши исследования так и не были доведены до конца, мы дошли до завала, высотой примерно 60-70 сантиметров, думали его перелезть, но в это время услышали, что нас звали - кричали. Это были родители подруги, оповещённые нашими «сторожами». Ну, пришлось возвращаться и получать взбучку».

Также в своей монографии Фокин приводит тексты писем в редакцию областной газеты «Кировская правда». Конечно, в главном областной газете эти воспоминания очевидцев в советские годы не могли быть опубликованы, но, чудом сохранившись, они представляют большой интерес для краеведения. Вот, например, рассказ вятского старожила И. Замятина:

«Подземный ход из бывшего Кафедрального собора действительно существует. Я сам лично, в числе четверых юношей, проходил по нему осенью 1934 г. Прошло 45 лет, мне тогда заканчивался 16-й год, но за память я ручаюсь. Тогда было время страшного вандализма. В городе Вятке ломали множество церквей. Сломан был и Кафедральный собор. От него тогда осталась груда камней и битого кирпича высотой с дом. Осенью 1934 г. мы вчетвером гуляли и увидели провал в земле. Это был подземный ход, идущий от собора на юг к оврагу между домами пионеров и техникума. Стенки и сводчатый потолок этого хода были выложены кирпичом. Мы по подземному ходу прошли на север, в сторону собора. Передний освещал дорогу спичками. Пройдя около 10 метров, мы наткнулись на кирпичную стену, а выше её окно в бездну. Там мы видели мрак, слышали эхо наших голосов. Впереди идущий изрядно струсил, и мы подались обратно…».

mJ-_5Kk5Eqs.jpg
Соборная площадь. В центре снимка — Троицкий кафедральный собор (взорван в 1930-е гг., на его территории мемориальный комплекс «Вечный огонь»), справа — здание духовной консистории (Динамовский проезд, д. 18), слева — дом служителей Троицкого собора (Динамовский проезд, д. 14, жилой дом, надстроен на два этажа). В 1930 – 1950-е годы на площади был построен стадион «Динамо». Начало XX века. 


Однако есть и те члены вятской краеведческой общественности, которые скептически относятся к собранным командой Анатолия Фокина воспоминаниям. Так, на дебатах в музее истории Хлынова летом 2019 года режиссер Алексей Фоминых поделился мнением, что дети, побывавшие в 1920-30-е годы в подземных ходах, могли приукрасить или исказить действительность и их мемуары, написанные уже в зрелом возрасте невозможно считать стопроцентно достоверными. В ответ на это многие собравшиеся (например, директор архива ГАСПИКО Елена Чудиновских) рассказали, что лично видели подземные ходы, и никакого искажения событий прошлого в их понимании окружающей реальности нет.

Зачем нужны подземные ходы?

Один из главных аргументов скептически относящихся к теории подземных ходов заключается в том, что город Вятка в дореволюционный период не обладал масштабными финансовыми и прочими ресурсами, чтобы вырыть целую сеть подземных ходов. Зачем создавать город под землей, тратя на это огромное количество сил? Не логичнее ли заниматься реальными проблемами городского хозяйства, коих в Вятке было немало, ведь такие блага цивилизации как электричество, водопровод, телефонная связь появились в губернском центре лишь в начале прошлого века.

Анатолий Фокин считает, что подземные ходы в первую очередь были предназначены на случай внезапного нападения неких врагов. По другой версии, ходы были проложены между церквями и монастырями, в том числе для того, чтобы спрятать там некие клады, иконы и предметы роскоши. Еще одна гипотеза сторонников теории подземных ходов касается городской инфраструктуры. Краеведы считают, что зимой легче было перемещаться под землей, чем очищать тротуары от обильно выпавшего снега. Известный публицист Евгений Пятунин полагает, что задаваться вопросом «А зачем нужны были эти ходы?» бессмысленно. По его мнению, эта такая же иррациональная часть нашего прошлого как египетские пирамиды, скульптуры на острове Пасхи или Стоунхендж. Для чего конкретно они сделаны, мы не знаем и едва ли когда-то поймем, но мимо их существования пройти невозможно.


Диггер нашел подземный ход в районе Порошино. Фрагмент из фильма журналиста Ксении Фрик (Девятка ТВ) о тайнах подземных ходов и озер на территории Кировской области (2017 г.). 

Главные скептики — археологи

Одними из главных скептиков теории подземных ходов остаются кировские археологи. Близкий к ним краевед Алексей Фоминых считает, что «в вятской пропитанной влагой глинистой почве с большим содержанием известняковых, растворимых водой пород, очень сложно соорудить протяженный подземный ход». По мнению Фоминых рассказы о подземном ходе под рекой Вяткой это всего лишь красивый миф, ведь даже в XXI веке современные кировчане не смогли построить туннель под Транссибом на Нововятском железнодорожном переезде, какими же ресурсами нужно обладать, чтобы прорыть поземный ход под полноводной рекой в XVIII или XIX веках?

Археологические раскопки последних лет не подтверждают наличие сети подземных ходов. Летом 2019 г. директор научно-производственного центра по охране объектов культурного наследия Кировской области Андрей Кряжевских заявил, что в ходе разного рода археологических раскопок найти подземные ходы не удалось. Хотя в 2013 году исследовалась прилегающая к Архиерейскому дому территория, а летом прошлого года раскопки шли у места, где до середины 1930-х годов располагался Кафедральный собор. По мнению Кряжевских, те конструкции, которые принимают за подземные ходы это не более чем дренажные системы (то есть сооружения для отвода воды), старые подвалы или подземные полости. Необходимо также отметить, что помимо ученых-археологов и представители вятской епархии не раз весьма скептически высказывались в отношении исследований Анатолия Фокина, который выдвигал гипотезу о том, что именно с храмовыми постройками связаны большинство подземных ходов.

Репортаж журналиста Владислава Крысова про обнаруженный во дворе между домами №67 и 69 по улице Казанской подземный ход (июнь 2020 г.)

Пещерная церковь и тайный переход

Из того немного, что археологи и близкие к ним краеведы признают в контексте истории с подземными ходами, выделяется т. н. «теплый переход», который в дореволюционные времена существовал для нужд архиерея и его передвижений из Архиерейского дома в Кафедральный собор. Археологи полагают, что со временем переход все больше углублялся, рос культурный слой, и поверхность земли постепенно скрыла в себе выложенный кирпичом переход, который, после того как был разобран Троицкий кафедральный собор, естественным образом превратился в подземный ход. О нем сообщали Анатолию Фокину вятские старожилы (а в 1930-е годы пионеры) и его же существование подтвердили археологические изыскания Леонида Макарова 1983 года.

Еще один вполне очевидный для многих представителей краеведческой общественности эпизод касается т. н. «Пещерного храма». Так, довольно ярко иногда называют нижний придел Троицкого кафедрального собора во имя Всех Святых Киевских, где хранились мощи угодников Феофила и Ипатия, принесенные в дар собору Киево-Печерской лаврой. Придел был засыпан в 1930-е годы обломками взорванной церкви. Пенсионер И. Замятин в 1979 г. в интервью Анатолию Фокину так вспоминал свое посещение «пещерного храма» под разрушенным к тому времени Троицким кафедральным собором:

«Зал оказался очень большим. Сводчатый потолок подпирал один четырёхгранный кирпичный столб толщиной больше метра и у потолка переходящий в свод. Слева от свода находилась широкая каменная лестница, наверху заваленная битым кирпичом, возможно, обломками Кафедрального собора. Против хода стоял, накренившись, стол, обшитый до пола. Убрав его, мы увидели могилу, выложенную кирпичом. Могила была пуста, и никаких следов земли около не было. Один из нас сказал, что у покойника должен быть золотой крест и прыгнул в могилу. Освещая там спичками, он выбросил сначала большую кость, - потом череп и обломок гробовой доски, обшитой материей, похожей на ту, из которой шьют поповские ризы, то есть сотканной из металлических нитей - золотых и серебряных. Череп был пуст, и кожи на нём не было. Но нас очень удивило, что на черепе ясно были видны волосы. Стены и потолок этого подземелья были изрисованы на религиозные темы.

В дальнем углу находилась келия с земляной лежанкой. Говорили, что тут жил святой человек и через окошко в двери ему верующие бросали деньги. Не знаю, было ли это подземелье пещерной церковью, но оно находилось под руинами разрушенного собора. В южную сторону по подземному ходу мы не ходили. Возможно, что он пересекался и сообщался с другим ходом, идущим от дома архиерея. Старик истопник нам рассказывал, что Кафедральный собор был очень красивым, имел башенные часы-куранты и подземную церковь, в которой мы были».

Краевед Анатолий Фокин считает, что «пещерная церковь» сохранилась и в настоящее время находится под землей в неповреждённом виде.

TAXriO0Avj4.jpg
Александро-Невский собор. Начало XX века. 

Подземелья Александро-Невского собора

Большая дискуссия среди вятских краеведов развернулась по поводу наличия подземного хода под Александро-Невским собором. В отличие от других вятских храмов, которые строились на рубеже XVII — XVIII веков, этот храм был возведен по проекту архитектора А. Л. Витберга в 1864 году. Анатолий Фокин нашел интересное письмо в редакцию газеты «Кировская правда» 25 декабря 1983 года за авторством Н. Н. Никитина:

«В 1934 — 1935 годах, будучи в возрасте 11 — 12 лет, я с такими же ребятами спускался в подвал Александро-Невского собора, из которого был ход, выложенный кирпичом. Рост мой был в то время 120 — 130 сантиметров, и мы по этому ходу ходили не сгибаясь, ходили в темноте, иногда зажигали спички. Точно не могу сказать, сколько метров проходили, пока хватало смелости, но не более 100 – 150 метров. Из подвала собора ход был с северной стороны. Когда родители узнали о моих проделках, наругали меня, но в этом разговоре я слышал, как они говорили, что ход ведёт в мужской монастырь, и это, по-видимому, правда, так как направление хода совпадало. По этому ходу в то время много ребят ходило, возможно, не одна сотня».

Скептики считают, что Никитин побывал не в подземном ходу, а в банальном дренажном канале. В 1904 г. об этом хозяйственного типа подземелье даже писали «Вятские Епархиальные ведомости», которые указывали, что в 1903 г. вокруг Александро-Невского собора был сделан кольцевой дренажный канал, из которого вода сбрасывалась в два естественных поглощающих колодца. Эта система была сооружена, чтобы не допустить разрушения фундамента шедевра Александра Витберга. Археологи обращают внимание, что именно подобные технические коммуникации и принимают часто за подземные ходы.

DSC_3447.jpg
Архиерейский дом — по версии Анатолич Фокина предполагаемый центр, из которого расходятся подземные ходы. 

Дискуссия будет вечной

Так есть или нет знаменитое вятское подземелье? Ответ на этот вопрос, увы, мы едва ли когда-то получим. Недавня случайная находка неких подземных помещений при ремонтных работах КТК во дворе жилых домов по улице Казанский в очередной раз продемонстрировала широкую палитру мнений. Археологи заявили, что данный объект не является подземным ходом в прямом смысле этого выражения. Аналогичные (хотя и меньших размеров) конструкции известны, например, в комплексе усадьбы купцов Филипповых (ул. Московская, д. 9). Такие сооружения могли использоваться как в качестве переходов между домами того или иного архитектурного комплекса, так и в качестве складских помещений.

Сторонники же теории подземного города считают, что найден был настоящий подземный ход и, возможно, он связывает все три дома архитектурного комплекса, принадлежавшего до революции Спасскому собору. Либо из усадьбы выходит неоднократно описанный в легендах подземный ход под Соборной площадью (на ее территории сейчас стадион «Динамо») в сторону женского монастыря. Как и в случае с другими подобными эпизодами только археологические раскопки могут пролить свет на эту историю, но на текущий момент точно не известно, состоятся ли подобные работы.

В конечном итоге можно констатировать, что пока археологам и иным исследователям не предоставят карт-бланш на масштабное изучение старой части города, мы едва ли сможем окончательно установить, какие тайны хранит старинная вятская земля. А значит, дискуссия между сторонниками и противниками теории подземного города будет еще долго продолжаться. 

Фильм «Мистика Вятки. Подземные ходы» (2017 г.)