История одного памятника: «Грустный Герцен»

ул. Герцена, 50

Необычный памятник А. И. Герцену украшает улицу, названную его именем. Создавался он как своеобразный подарок библиотеке им. А. И. Герцена к 110-летию ее основания, 135-летию со дня рождения А. И. Герцена и 30-летию с момента Октябрьской революции. В 1947 г. как раз совпали все три важнейшие даты.

фото 1-1.jpg
Памятник А. И. Герцену. 2015 г.

Изначально существовало несколько мнений, на каком месте ставить памятник и каким должен быть образ А. И. Герцена. Кировский горсовет выступал за установку памятника на углу улиц Герцена и Ленина, недалеко от места, где жил Герцен. Сначала существовали идеи запечатлеть Герцена в молодые годы, но затем было решено изобразить «общеизвестный портрет Герцена-мыслителя». Схожую с горсоветом позицию занял городской архитектор Н. И. Козлов, который считал, что памятник на улице Ленина будет на видном месте и станет украшением города, а не одной библиотеки. Были также предложения установить бюст молодому А. И. Герцену на Театральной площади напротив здания облисполкома. Директор библиотеки К. М. Войханская заняла последовательную позицию, что лучшее место для памятника — в саду библиотеки.

Администрация библиотеки обратилась с просьбой разработать проект к товариществу «Кировский художник», которое поручило выполнить работу скульптору Вадиму Сергеевичу Рязанцеву. Он закончил художественное отделение Кировского педагогического училища, воевал на фронтах Великой Отечественной войны, в боевых действиях против Японии. Художник Инна Широкова вспоминала, что скульптор был тяжело ранен в ногу и ходил прихрамывая. У него была большая семья — семеро детей. Искусствовед Анисова отмечала, что выбор Рязанцева в качестве скульптора бюста Герцена не был случаен, «в тот памятный год Рязанцеву минуло только 35, но за его спиной был уже большой и трудный жизненный опыт», а также ряд талантливо выполненных работ, положительно оцененных в мире искусства. Коллегой Рязанцева при создании памятника стал архитектор Н. И. Козлов. По его мнению, любой памятник являлся «как бы воплощением рассказа о каком-то историческом событии или человеке, которому памятник посвящен». Целью Козлова в случае с установкой памятника А. И. Герцену было, в первую очередь, удачно расположить скульптуру в окружающем пространстве.

фото 2-1.jpg
Скульптор В. С. Рязанцев 

В. С. Рязанцев при работе над бюстом А. И. Герцена столкнулся с неожиданными бытовыми трудностями: не было подходящей мастерской, приходилось работать в подвальном помещении на ул. Московской, 15. В какой-то момент под тяжестью скульптуры пол начал проваливаться, потолок был укреплен подпорками. На заводе имени Лепсе, где отливали портрет Герцена, цеховые мастера составили специальный рецепт металла, который не ржавел. При отливке материал дал неожиданный эффект — блеск на выпуклых местах, что придало скульптуре большую художественную выразительность. Но в дальнейшем скульптуру покрасили глухой черной краской. Интересно, что по одной из версий, для создания памятника был использован и переработан скульптором постамент от памятника Александру III, который был уничтожен вместе с Александро-Невским собором в 1937 г.

31 октября 1948 г. состоялось открытие памятника А. И. Герцену. Главная областная газета «Кировская правда» сообщала, что «на открытие памятника Герцену 31 октября собралось большое число кировчан. Улицу перед областной библиотекой им. Герцена заполонили студенты, школьники, учителя, рабочие предприятий города». Митинг открыл заместитель председателя горисполкома Шмырин, он отметил, что «открытие памятника замечательному русскому мыслителю, революционеру-демократу А. И. Герцену — большой культурный праздник кировчан. Нам дорого имя Герцена. Трудящиеся города теперь увековечили это имя сооружением памятника».

фото 3-2.jpg
Строительство памятника Герцену. 1948 г.

С самого открытия памятнику давались совершенно разные характеристики и оценки. Один из наиболее жестких критических отзывов появился в статье К. Анисовой «Выше идейно-художественный уровень изобразительного искусства», появившейся в 1951 г. в сборнике «Кировская новь». По мнению Анисовой, в трактовке образа Герцена скульптор В. С. Рязанцев допустил историческую неточность, он «стремился подчеркнуть в образе Герцена черты мыслителя и, увлекшись этим, совсем не раскрыл в нем страстного революционера, борца с царской монархией… Но в Герцене В. Рязанцева нельзя увидеть и того мыслителя, каким он был в действительности… Такого Герцена-мыслителя нет в памятнике, а есть внешне похожий на Герцена старец, в тяжелом раздумье склонивший голову на грудь». В вину Рязанцеву Анисова поставила слабую идеологическую составляющую образа Герцена, который, по ее мнению, должен был сочетаться с ленинской характеристикой Александра Ивановича как человека, «первым поднявшего великое знамя борьбы путем обращения к массам с вольным русским словом». В книге «Старая Вятка. Квартал за кварталом» кировский краевед В. Любимов охарактеризовал оценки Анисовой бюсту работы Рязанцева как «суетные и конъюнктурные», отмечая, что большинство скульптурных композиций, положительно оцененных искусствоведом Анисовой в 1940–50-е гг., сегодня не представляют какой-либо существенной ценности.

Наиболее содержательную, взвешенную оценку памятнику А. И. Герцену Рязанцева дала Н. Д. Сметанина в книге «История Вятского искусства XVII–XX веков в рассказах и лекциях для учащихся». В частности, она отметила, что Рязанцев «очень тщательно проработал портретно-пластические объемы, обобщая мелкие детали и наполняя образ значительностью. Герцен со слегка склоненной головой изображен в состоянии глубокого размышления. Перед нами сильный, могучего ума человек, умудренный жизненным опытом, способный оценивать прожитое и определять будущее. В Вятку Герцен приезжал более молодым, чем изобразил его скульптор. Но художник понимал, что, делая скульптурный портрет «старше», он подчеркивает всю значительность и масштабность деятельности Герцена в Вятке».

фото 4-2.jpg
Открытие памятника Герцену. 31 октября 1948 г.

Другой искусствовед О. Сверчкова акцентировала внимание на том, что «в содружестве с архитектором Рязанцев прекрасно расположил скульптуру в окружающем пространстве, удачно выбрав при этом и размер. Но главное — зритель сразу воспринимает образ: Герцен предстает умудренным жизнью философом, мыслителем, деятелем. Создание подобного портрета требует от скульптора не только физического напряжения, но и внутренней сосредоточенности. Оттого-то мастер так и любит и дорожит чувством одиночества, столь необходимого в работе. И дети Вадима Сергеевича, а их семеро, с детства приучены не мешать ему, уважать его труд». Сверчкова называла бюст А. И. Герцена «самой значительной работой, делом всей жизни» скульптора Рязанцева. Неслучайно в доме Рязанцевых висела большая фотография этого монумента, и до последних дней автор переживал за судьбу своего детища, расстраивался, что памятник не реставрируют.

Открытие памятника А. И. Герцену в октябре 1948 г. стало важным и знаковым событием. И. Г. Завойчинская отмечала, что это был первый монумент, созданный местным автором в Кирове, первая скульптура в послевоенном городе. Характерно, что она была воздвигнута не какому-нибудь партийному деятелю, а именно А. И. Герцену, тем самым подчеркивая его значимость для истории и культуры Вятки.

Фото: ГАКО, Станислав Суворов