История коррупции в Вятке на примере первой половины XIX в.

В последние годы весьма резонансными становятся дела о коррупции и мошенничестве в регионах России. К сожалению, Кировская область не является в данном контексте исключением. В этой связи любопытно обратиться к истории Вятской губернии и ответить на вопрос о том, каков был уровень злоупотреблений и мздоимства в дореволюционный период? До сих пор в регионе не существует какого-либо специального исследования, которое хотя бы в общих чертах описывало историю вятской коррупции в исторической перспективе. Но, чтобы показать уровень этого явления в дореволюционной Вятке, представим ряд фактов из истории борьбы с коррупцией на примере первой половины XIX в. в период царствования Александра I и Николая I. 

фото 1.jpg
В 1796 г. в результате многочисленных прошений в высшие органы власти о произволе и «лихоимстве» чиновников в Вятском наместничестве была проведена первая сенаторская ревизия. Присланный из Петербурга генерал-поручик Маврин установил, что «Вятское наместничество представляло в то время золотое дно для всякого рода взяточников. Брали все, от самых высших административных лиц и кончая волостными и сельскими писарями». В итоге, 185 чиновников во главе с наместником Ф. Ф. Желтухиным были отрешены от своих должностей, многие были лишены чинов и дворянства, сосланы в Сибирь. 


В 1808 г. ревизор П. И. Рунич установил, что в Вятской губернии при наборе земского войска чиновники вымогали взятки у крестьян и освобождали от повинностей только тех, кто вносил фиксированную сумму. По результатам проверки от должностей были отрешены и преданы суду все сельские заседатели земских судов, отправлен в отставку губернатор В. И. Болгарский. 

В 1816 г. губернатор Ф. И. Фон-Брадке в донесении от 8 февраля 1815 г. управляющему министерства полиции писал о небывалом размахе мздоимства, взяточничества и некомпетентности вятских чиновников. Федор Иванович обращал внимание, на то, что необходимо «наградить Вятскую губернию чиновниками, хоть не столько к канцелярскому порядку близкими, но чтобы честность поведения их подкрепляла отправление должностей». Фон-Брадке резюмировал свое донесение словами, что «там где есть честность права, тут будет, конечно, и исполнение обязанности». Интересно, что сам губернатор Фон-Брадке считался одним из самых добросовестных чиновников России эпохи начала XIX в. Когда Ф. И. Фон-Брадке покидал губернию, будучи назначенный сенатором, вятчане весьма сожалели об его отъезде. Именно при Федоре Ивановиче в Вятке была открыта мужская гимназия, в которой долгие годы висел портрет ее основателя. Приехав в 1824 г. в Вятку, император Александр I узнал на портрете Фон-Брадке и сказал: «Это был самый честный генерал!».

фото 2.jpeg
Вятский губернатор в 1808 – 1816 гг. Ф. И. Фон-Брадке
В 1824 г. параллельно с приездом в Вятку императора Александра I в регионе действовала сенатская ревизия, государь неоднократно сам лично принимал сенаторов, передав им свыше 40 просьб, поданных во время путешествия по губернии вятчанами на рассмотрение высшим чиновникам. Как писал близкий императору Д. К. Тарасов, «Государь управлением Вятскою губерниею остался очень недовольным. Сенаторы <…> которые производили тогда ревизию, вследствие многих доносов о злоупотреблениях, донесли его величеству, что некоторые из доносов оказались справедливыми и что гражданский губернатор Добринский оказывается виновным в допущении некоторых важных злоупотреблений. Государь тогда же повелел: губернатора, отрешив от должности, предать суду правительствующего Сената. <…> Все заведения в Вятке найдены в неудовлетворительном состоянии». Материалы сенатской ревизии составили более 800 листов большого формата. Основные претензии к вятским чиновникам касались масштабного дела о поборах с казённых крестьян. Сенаторы Долгоруков и Дурасов доносили, что «по генеральному межеванию крестьяне Вятской губернии лишены лучших земель, отрезанных мелкими частями в казенное ведомство, и после того розданных частным лицам». Земли переходили к служащим чиновникам, духовенству, купцам и мещанам, а крестьяне же были вынуждены арендовать земли за значительную цену.

Состояние дел в губернии по части коррупции и мздоимства произвели на сенатскую ревизию такое впечатление, что, закончив основную работу они оставили доследовать вятские дела министерских чиновников от юстиции и финансов. В 1824 г. ревизоры Майер и Пефт обнаружили многочисленные факты «поборов» и взяток, которыми вятские чиновники обложили крестьян. Так, из дела о Вятском исправнике следует, что последний, кроме взносов и «подарков» требовал, чтобы крестьяне брали билеты на устраиваемую им лотерею. Было продано более 1500 билетов, сама же лотерея так и не состоялось. Чиновники вымогали с населения «подарки» на огромные суммы. В коррупционном скандале оказался замешан и губернатор П. М. Добринский. Советник губернского правления Шестаков требовал с крестьянина Кандаринцова в виде подарка фрукты, варенье и прочее на сумму свыше 200 руб. На допросе Шестаков объяснил, что фрукты и прочие товары он забирал для «супруги губернатора». В результате расследований Шестаков и Добринский были отправлены в отставку. 

фото 3.jpg
С 1827 по 1838 гг. шло расследование дела о хищениях при отпуске чиновниками леса. Были обнаружены факты сговора между чиновниками и промышленниками, последним начислен штраф в общей сложности на сумму 600000 руб. По 8 уездам губернии ревизором князем Максютовым было выявлено 400 фактов злоупотреблений. За период расследования в Вятке сменилось 5 губернаторов.

 В 1830 – 1834 г. должность вятского губернатора занимал Е. Е. Ренкевич — личность, которую в литературе принято отождествлять с незамаскированными проявлениями коррупции и всевластия чиновника. Публицист Н. П. Изергина своей книге «Писатели в Вятке» утверждала, что, будучи вице-губернатором в Симбирске и Москве, Ренкевич «вел жизнь чрезвычайно роскошную, позволяя себе, по занимаемому им месту, большие злоупотребления». Ефима Ефимовича хотели предать суду, но его спас высокопоставленный дядя жены — обер-егермейстер царского двора Алексей Ильич Пашков, и Ренкевич был только «удален от должности по прошению». После же отставки «продолжал жить расточительно и промотал в короткое время значительные капиталы, приобретенные им в звании вице-губернатора». 

фото 4.jpg
Вятский губернатор в 1830 – 1834 гг. Е. Е. Ренкевич
В 1837 г. ревизор из министерства государственных имуществ Холодовский установил, что во многих волостях Вятской губернии крестьяне были обложены «определенной данью» в пользу волостных, сельских и полицейских начальников. В свою очередь эти чиновники платили процент из своего жалования земским исправникам. Так, все сельские старосты Котельничского уезда указали, что земский исправник отбирал у них по 20 – 25 руб. и более из годового жалования. Для того чтобы «откупиться» от исправника мелкие чиновники увеличивали размеры дани с крестьян, и зачастую просто неприкрыто грабили их. Ярким примером был случай в Яранском уезде, когда местный чиновник Царегородцев явился к крестьянину Герасиму Кирилову и «взял с Матери Герасимовой 50 руб. за то, что в доме у них в постный день нашел сырную лепешку». После ревизии Холодовского вятский губернатор К. Я. Тюфяев подал в отставку.

В 1843 г. в Вятку прибыл действительный статский советник Сафронов для ревизии присутственных мест. По результатам проверки выяснилось, что «некоторые учреждения существовали только по имени, а в сущности не производили никаких дел и даже не имели должного состава лиц для их произведения. Таковы, например, Слободская и Глазовская квартирные комиссии. Суды отличаются медленностью в производстве дел. Полиция везде беспорядочна и мало куда пригодна. Пожарные команды в некоторых городах вовсе отсутствуют». Губернатор А. Н. Мордвинов в 1843 г. покидает свой пост, его приемнику А. И. Середе было предписано в кратчайшие сроки исправить существовавшее в губернии положение дел.

фото 5.jpg
Вятский губернатор в 1843 – 1851 гг. А. И. Середа 
Как видим, существенного масштаба коррупционные процессы проходили в правление Александра I и Николая I, даже несмотря не смотря на постоянные ротации чиновников и репрессии. Существует такая характерная история тех времен: когда во время Крымской войны стали открываться факты серьезных хищений при снабжении армии боеприпасами, обмундированием и продовольствием возмущенный император Николай I как-то в разговоре с наследником престола заметил: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Но чтобы выяснить достоверно, кто же из высоких чиновников на Руси живет честно, Николай I поручил III охранному отделению выяснить - кто из 56 губернаторов не берет взяток. Доклад «охранки» был неутешителен: взятки не брали только двое: киевский губернатор Фунуклей и ковинский — Радищев. При этом «неподкупный» Фунуклей весьма лояльно относился к взяткам для полицейских чинов, полагая, что если помещики не будут помогать им деньгами, «то средства эти они получат от воров», а Радищева, как и его знаменитого отца, просто считали «чудаком». На исходе царствования Николая I, в 1853 году, под судом находилось 2540 чиновников, но несмотря на все усилия победить коррупцию не удалось даже всевластному «Николаю Палкину».

Фото: secrethistory.su, ru.wikipedia.org