Александр Васильев. Первый авиатор в небе над Вяткой

В 2017 г. исполняется 135 лет со дня рождения одного из пионеров российской авиации, удивительного энтузиаста летного дела и чрезвычайно смелого пилота Александра Васильева (1882 – 1918). На рубеже XIX – XX веков летательные аппараты (самолеты) были еще диковинкой в России. Началу популяризации воздушных путешествий положил как раз Александр Васильев. Именно он в 10-е годы XX в. стал активно гастролировать по России, демонстрируя чудеса полетов над городами. Настоящий материал посвящен судьбе авиатора Васильева и его удивительному путешествию в небе над Вяткой.

1.jpg

Александр Алексеевич Васильев родился в 1882 г. в деревне Марьевка (Преображенка) Тамбовской губернии. Учился на юридическом факультете Казанского университета, после его окончания служил секретарем в Казанской судебной палате. Васильев планировал сделать карьеру как юрист, готовился стать помощником судьи. Однако в июне 1909 г. молодой человек на открывшейся в городе большой международной выставке увидел то, о чем мечтал несколько лет — настоящий воздушный шар. Окончательное решение было принято в Петербурге в 1910 г. на проходившей здесь первой российской авиационной неделе. Полеты отчаянных авиаторов, и прежде всего французов, произвели на Васильева сильное впечатление. Потрясенный увиденным, Александр Алексеевич буквально «заболел воздухом». Он принимает решение покинуть Россию и уехать во Францию учиться профессии пилота-авиатора.

Васильев с отличием оканчивает летную школу Блерио 19 сентября 1910 г. Александр Алексеевич получает диплом пилота за номером 225. Летал Васильев в школе блестяще и был даже оставлен инструктором в ней. Этой чести до сей поры удостаивались только самые способные выпускники. По окончании школы Васильев получил диплом, который давал ему право на организацию публичных полетов. Потратив 65 тыс. рублей на приобретение двух аэропланов «Bleriot XI» с моторами мощностью 25 и 50 л. с., он возвратился на родину. Ведь деньги нужно было отрабатывать, тем более что в глубине души Васильева теплилась надежда создать свою собственную авиационную школу. А для этого нужны были средства, и немалые. Поэтому Александр Алексеевич решает организовать большое гастрольное турне по России на аэропланах.

2.jpg

Первый полет на родине Васильев совершил 1 сентября 1910 г. на большом ярмарочном ипподроме в Нижнем Новгороде. Полет был рекордным и продолжался целых 38 мин. Васильев не ограничил себя только воздушным пространством над ипподромом. Он «подобно птице» легко и торжественно пролетел над городом, рекой Окой и эффектно приземлился на беговую дорожку у переполненных торжествующими зрителями трибун.

Следующим городом стала Казань. 9 сентября 1910 г., в день первого полета, тысячи горожан собрались на аэродроме, которым на время стал городской ипподром. Яркую картину этого праздника описал репортер газеты «Казанский телеграф»: «Гром рукоплесканий всей многотысячной толпы сопровождал Васильева во время его полета, продолжавшегося 20 минут. Мастерски выполненный спуск увенчал блестящий воздушный маневр молодого русского авиатора. Не успел красавец-моноплан коснуться земли, как публика со всех мест рванулась к нему и при восторженных аплодисментах подхватила Васильева и на руках донесла до ангара».

3.jpg
А. А. Васильев (третий в первом ряду) в числе участников авиационной недели в г. Санкт-Петербурге, 1911 г.

Блестяще начатое на Волге представление Васильев с успехом продолжил в других городах России, выступал на Кавказе и в Средней Азии. В ходе своего турне Александр Алексеевич летом 1911 г. посетил и Вятку. В июле в газете «Вятская речь» появилось сообщение, которое рассказывало о предстоящем на городском ипподроме полете пилота-авиатора Васильева. По городу были расклеены многочисленные афиши, наблюдался огромный ажиотаж, Вятка буквально жила в предвкушении удивительного зрелища.

В день полета 22 июля, как писали местные газеты, закрылись все вятские магазины и лавки. Город совершенно опустел, и не менее 10 тысяч (при общем населении Вятки в 25 тыс.) человек сплошной массой расположились на ипподроме и у Загородного сада, чтобы увидеть «человека-птицу». Из-за порывистого северного ветра показательный полёт едва не сорвался, Васильев нервничал и даже думал об отмене представления. Но в 19:30 авиатор все-таки поднял свой аппарат в воздух и под крики «ура» и гром аплодисментов описал восьмёрку над городом, садом с глазеющей публикой и колокольней Иоанно-Богословской кладбищенской церкви. После приземления Васильева встретил вятский губернатор, поздравивший авиатора с успешным полетом. Увы, ветреная погода не позволила Васильеву подняться в воздух повторно.

4.jpg
Загородный сад. Вятка. Начало XX в.

Полет Васильева произвел в Вятке фурор, не было второго такого события, собравшего столь значимую аудиторию, ведь посмотреть на зрелище пришла почти половина города. «Трудно передать те яркие ощущения, которые пришлось испытывать при виде летающего человека. Но сейчас все мы можем уверенно сказать: да, если воздух и не покорён окончательно, то, по крайней мере, первые шаги уже сделаны!», — писал корреспондент «Вятской речи». Впрочем, сам авиатор не был в состоянии эйфории. Проблема заключалась в малом валовом сборе с продажи билетов. Попросту говоря, большая часть вятчан не поддержала Васильева рублем и смотрела его шоу бесплатно.

В том же 1911 г. авиатор Васильев стал победителем знаменитого первого перелёта «Петербург — Москва», проводившегося 10 – 11 (23 – 24 по старому стилю) июля. Он смог установить несколько авиационных рекордов. Перелет Петербург — Москва А. А. Васильев совершил за 24 часа 41 минуту. Во время перелета Петербург — Москва пробыл в воздухе 9,5 часов. За первые сутки перелета Александр Алексеевич пролетел 677 км, превысив тем самым мировой рекорд французского авиатора Бомона. Сложность перелёта для мирового уровня развития техники того времени видна хотя бы из того, что Васильев стал единственным из пилотов девяти участвовавших в перелёте самолётов, кому удалось преодолеть всю дистанцию.

5.jpg

Любопытно, что как победитель перелета Петербург — Москва, Васильев удостоился почести выслушать Высочайшую телеграмму следующего содержания:

«Московскому губернатору Джунковскому.

Передайте авиатору Васильеву Мое искреннее поздравление с победой на перелете Петербург — Москва и Мою благодарность за его готовность и впредь работать на пользу отечественного воздухоплавания, успехи и развитие которого близки Моему сердцу. Николай».

Васильев в начале 1910-х гг. шокировал публику своей смелостью и имел прекрасную прессу. Например, такой портрет авиатора находим в февральском номере за 1911 г. журнала «Вестник воздухоплавания»: «Сухощавый, но крепкий и ловкий, с проницательными живыми глазами, он производит впечатление человека, попавшего в свою сферу». Васильев был не только опытным пилотом, но и смелым человеком. Летая как-то в Харькове в сильный ветер, он попал в очень сложное положение: ветер перевернул его машину вверх колесами сразу же после взлета. Летчик не растерялся и справился с ситуацией. Публика восприняла этот переворот как уникальный трюк, а Васильев, по его воспоминаниям, отсчитывал последние секунды своей жизни.

6.jpg

С начала 1913 г. А. А. Васильев работал летчиком-испытателем на петербургском заводе Первого Российского Товарищества Воздухоплавания (ПРТВ). Летал на всех типах самолетов, выпускаемых заводом. Летчик участвовал и в публичных выступлениях. Летал вместе со своим другом Кузьминским в Лодзи, Варшаве, Вильно, Екатеринославе, Ростове-на-Дону, Пятигорске и других городах. Они демонстрировали высшую школу пилотажа, включая «мертвые петли». Одним из блестящих достижений Васильева стал его перелет из Елизаветполя в Тифлис. «Блерио» Васильева прошел двести четыре километра на высоте тысяча пятьсот метров за один час пятьдесят пять минут. Его машина была первым самолетом, который увидели в небе Грузии. «Тифлисский листок» сообщал на своих страницах, что, узнав об этом перелете Васильева, сам Блерио прислал ему восторженную телеграмму. Поздравив с успехом, маэстро авиации сообщал, что дарит Васильеву самую последнюю модель своего самолета.

Первая мировая война круто изменила судьбу Васильева. В начале августа 1914 г. он прибыл в штаб Юго-Западного фронта в качестве летчика-охотника (добровольца). Авиатора назначили в девятую армию. Увы, но первый же боевой полёт стал для Васильева последним. 10 августа 1914 г. он производил по заданию Штаба фронта разведку Львова. Но осколки неприятельской шрапнели повредили мотор его «Морана», вследствие чего пришлось совершить вынужденную посадку в неприятельском тылу, Васильев попал в плен, но вскоре совершил неудачный побег, после которого был заключён в лагерь строгого режима. Делались неоднократные попытки обмена его на пленных австрийских офицеров. В последнем документе от 31 декабря 1917 г. австрийская сторона вторично сообщила, что пленный авиатор «признан неспособным к военной службе и будет отправлен в Россию с поездом инвалидов». Увы, но этого не произошло.

Авиатор Александр Васильев умер в плену. Где его могила, никто не знает, но имя героя навечно вписано в историю отечественной авиации. Он первый увидел многие русские города с высоты птичьего полета, запечатлев их уникальный дореволюционный образ, ныне, увы, утерянный.

7.jpg

P. S. Любопытно, но в литературе встречаются сведения и о вятских пилотах-самоучках. Так, ещё до начала воздухоплавания крестьянин Котельничского уезда Д. Кашин построил летательный аппарат, на котором хотел долететь до Котельнича. «Взобравшись на высокую гору, он ринулся вниз, несколько секунд парил в воздухе, а потом грузно опустился на землю», — сообщали газеты. История не сохранила описание этого аппарата. Очевидно, он был тяжелее воздуха и приводился в действие мускульной силой. Тем не менее этот факт свидетельствует о том, что вятские люди не только глазели в небо, но и сами стремились летать.

Фото: d-34.livejournal.com, pastvu.com, ru.wikipedia.org