Наследие советской эпохи нужно беречь

Интервью историка и организатора проекта «Пешком по Вятке» Антона Касанова журналисту газеты «Вятский край» Сергею Смолину.

1.jpg

С Антоном Касановым на историческую тематику можно говорить долго. Несмотря на свой относительно молодой возраст, он эрудирован и обладает большим багажом знаний. 

Я познакомился с ним еще в пору начала вятского блогерства в 2009-2010 году. Он тогда работал в Государственном архиве, но уже тогда в нем жили две страсти – интерес к истории родного края и стремление поделиться своими знаниями с другими людьми. Видимо, последнее обстоятельство и заставило его начать ставший популярным проект «Пешком по Вятке».

Учитывая солидный багаж исторических знаний собеседника, я решил ограничить тему разговора только советским периодом вятской истории. Ведь именно он в последнее время становится темой острых дискуссий среди кировчан. На мой взгляд, мнение такого компетентного человека, каким является Антон, способно охладить многие горячие головы, заставить их по новому взглянуть на памятники советской эпохи.

- В связи с дискуссией о переименовании Кирова в Вятку многими приводился довод о том, что «Вятка» - это историческое название города. Следовательно, Киров – наименование не историческое. Аналогичная точка зрения была высказана и при обсуждении переименования улиц областного центра. Получается, что весь советский период нужно рассматривать, как ошибку истории, не заслуживающую внимания. Так, все-таки как же, по-вашему, нужно относится к советской истории?

- У меня нет какого-то отторжения по отношению к какому-то историческому периоду. Я уважительно отношусь как к советской, так и досоветской истории. Это касается не только истории страны, но и моего родного города. На протяжении шести лет, в рамках проекта «Пешком по Вятке» мы в ходе прогулок по тем или иным местам Кирова говорили не только о дореволюционных памятниках, но и о советских зданиях. Ведь они являются составной частью истории каждой улицы, района, да и в целом города.

Последние два года мы вышли за пределы исторического центра и стали проводить экскурсии в тех районах, которые возникли в военное и послевоенное время. Например, район площади Лепсе, на Филейке, у кинотеатра «Дружба». И людям это нравится. Они видят эстетику данных районов, у многих с ними связаны какие-то личные воспоминания. Среди них немало тех, кто интересуется архитектурой советского периода, скульптурными композициями, отдельными элементами зданий – обозначенными датами, декором, лепниной. Интерес у кировчан к собственной истории вообще очень большой. И он не делится на отдельные периоды – здесь интересно, а там нет.

Мне, как историку, кажется, что, только объединяя всё вместе, мы можем понять, какова история нашего города. Ты только тогда можешь считаться гражданином города, если знаешь о нем все в комплексе. И только тогда, считаю, можно говорить о появлении патриотизма.

2.jpg

Экскурсия проекта "Пешком по Вятке" в районе площади Лепсе. 28 июня 2017 г.

- А как нам относится к разного рода переименованиям? Стоит ли этим заниматься?

- Это очень сложный вопрос. Но, думаю, каждый должен к этому относиться, как считает нужным. Был опыт масштабного переименования улиц в 1918 году, когда появились 1-ая Советская линия, вторая и т. д., вплоть до 27-ой. Спустя пять лет пришло осознание, что это уже не соответствует духу времени. И начали переименовывать снова, давая улицам имена известных в ту пору людей, видных большевиков. Сегодня многие эти фамилии зачастую ничего не говорят простым людям. Да и сами историки, например, спорят – а существовал ли в действительности Дерендяев, в честь которого названа одна из улиц. К тому же, как показали самые последние переименования, все это зачастую только вносит путаницу.

Я понимаю, что тема переименований далеко не закрыта. Она еще будет вызывать много споров у людей с разными идеологическими и мировоззренческими установками. Лично для меня близки все названия улиц, как советские, так и досоветские. Но я хотел бы, чтобы решающее слово в вопросе названия оставалось за людьми, которые на данной улице живут.

- Как вы относитесь к памятникам Ленину, которые есть во многих населенных пунктах? Может быть, помните, что один из современных дизайнеров предложил сделать памятник Ленину на Театральной площади выдвижным?

- Идею Артемия Коробова, считаю, нужно воспринимать, как арт-акцию, эпатаж. Но, по-моему, уже тогда все понимали, что в практической плоскости такое никогда не осуществится.

Я считаю, что нужно исповедовать уважение ко всем историческим эпохам. В том числе, и к памятникам. Мы видели, что происходило на Украине. Так называемый, "ленинопад". Такое, на мой взгляд, абсолютно неприемлемо. В России, в 90-е, даже после смены идеологической парадигмы, и то более грамотно подошли к этому вопросу. В Москве, например, был создан "Музеон", куда свезли памятники советской эпохи. И сейчас любой желающий может прийти туда, посмотреть на них. По сути дела, это – уже музейное пространство.

Если в перспективе в России произойдет очередная смена идеологии и советские памятники будет решено убрать, то самое логичное, что можно будет сделать – создать Музоны, где эти памятники будут находиться. Ведь многие наши граждане росли рядом с ними, с ними могут быть связаны их личные воспоминания. А здесь будет возможность вспомнить об ушедшей эпохе, тем более, что сами памятники стали уже не просто мемориалом исторической личности, а самой истории. Как, например, кировский памятник Степану Халтурину превратился в монумент ленинскому плану монументальной пропаганды, а памятник Ленину на Театральной площади – свидетельством масштабного празднования 100-летия Владимира Ильича.

Поэтому я против сноса памятников, против вандализма, против того, чтобы все ломать и строить заново, то есть заниматься бесконечным уничтожением нашей истории. К истории нужно подходить деликатно и грамотно.

3.jpg

Памятники советским вождям в парке искусств "Музеон" (г. Москва)

- А можно ли сегодня открывать памятники тем людям, которые уже не вписываются в современное мировоззрение? Вы, наверное, помните, сколько шума вызвало открытие памятника Ф. Дзержинскому в Кирове?

- В советское время было четкое понимание – кому памятники можно ставить, а кому нельзя. Но сейчас нет никакого закона, который бы регламентировал перечень исторических персонажей и событий, достойных увековечивания. Все на уровне личных договоренностей и возможностей. Зачастую даже трудно определить, почему, например, памятник Дзержинскому в Кирове открыть можно, а на Лубянке нельзя. Другой пример – памятники Сталину. В некоторых городах их установили, но в Москве они не появляются. Сама неопределенность современной идеологии государства вызывает разного рода спекуляции и споры вокруг открытия новых монументов.

Сегодня любой гражданин может добиться установки любого памятника, если у него есть административный и финансовый ресурс. Поэтому и возникают ситуации, когда рядом стоят памятники идеологическим противникам, например, Дзержинскому и царской семье.

Лично я считаю, что памятники политикам – пережиток прошлого, 20-го века с его многочисленными культами личности. В наше время более актуальными будут монументы людям, которые "сами себя сделали", были деятелями культуры, патриотами малой и большой родины. И уж если в Кирове нужно их ставить, то они должны быть посвящены нашим выдающимся землякам – Ивану Чарушину, Сергею Лобовикову, представителям дореволюционной интеллигенции, директорам советских заводов.

4.jpg

   Открытие памятника Феликсу Дзержинскому. г. Киров. 5 сентября 2017 г.

- Нужно ли признавать дома советской постройки охраняемыми памятниками архитектуры?

- Я очень уважительно отношусь к архитектуре советского периода времени. К сожалению, сегодня по городу Кирову нет комплексного исследования, диссертаций и монографий, посвященных советскому периоду в архитектуре. А ведь каждый ее период был уникальным.

Начиналось с конструктивизма, который стороной обошел Киров. В 20-е годы здесь почти ничего не строилось. Даже Чарушин был вынужден заниматься промышленной архитектурой в Вахрушах. Поэтому из конструктивизма мы имеем только здание Главпочтамта, а из позднего конструктивизма – контору завода Лепсе и один из корпусов завода «Физприбор» на Герцена.

Потом начался сталинский неоклассицизм. Что меня удивляет - даже Иван Аполлонович Чарушин, с его дореволюционным академическим образованием, опытом строительства храмов и особняков, смог удачно освоить незнакомый ему пласт архитектуры – возведение жилых многоквартирных домов. И чарушинские сталинки – действительно, произведения искусства. Они не типовые, а продукт его творческого переосмысления, где нашлось место элементам и модерна, и конструктивизма. Посмотрите на "Дом чекистов" или "Директорский дом" на Октябрьском проспекте.

5.jpg

"Директорский дом" (Октябрьский проспект, д. 99). Построен в 1935 г. Арх. И. А. Чарушин.

Впрочем, творчеством Чарушина этот период не ограничивается. В конце 30-х в Кирове вообще шло масштабное строительство. Есть среди зданий того времени и уникальные, как, например, здания-близнецы на набережной, 1937 года постройки.

К сожалению, сейчас ни одно из таких зданий государством не охраняется. Более того, они переделываются до полного изменения внешнего облика, ветшают, разрушаются. Некоторые уже уничтожены.

Послевоенные постройки также носят отпечаток самобытности. Возьмите, например, дома на Филейке, в районе «Дружбы», на ОЦМе. Там разные сталинки. Есть те, что были построены военнопленными, которые также вносили свои элементы в конструкцию и внешний облик домов. И все это мало исследованный этап в развитии городской архитектуры.

Позднее, после выхода постановления о борьбе с архитектурными излишествами, начался этап массовой застройки Кирова панельными домами. Но и здесь все не так просто. Проводя экскурсии, я обратил внимание, что многие панельки имеют различное оформление торцевых стен. Где-то это изображение молодых людей, которые смотрят вверх, а оттуда на них спускаются лучи солнца. Где-то это символика Олимпийских игр 1980 года. Где-то это панно с играющими детьми. Я заинтересовался этим вопросом. В старых газетах за 1967 год я обнаружил информацию - коминтерновский комбинат крупнопанельного домостроения пообещал кировчанам, что их дома не будут похожи друг на друга, что разрабатываются специальные панно для украшения торцевых сторон панелек. Называлась и утвержденная тематика – мир, спорт, космические достижения. Все это – важные свидетельства той эпохи.

Помимо панелек, в этот же период сформировался новый стиль, который получил название советский модернизм. Тогда в Кирове появились такие уникальные здания, как Дворец пионеров, новый ДК «Родина», кинотеатр «Колизей» и др. Но даже типовые здания того времени имели свои особенные черты. Например, на гостинице «Вятка» - это сграффитто Виталия Удова.

Во многом такие примеры доказывают творческий характер кировчан, которые смогли даже типовому зданию придать индивидуальность. На примере творчества Виталия Удова это особенно заметно. Его панно украшали многие здания Кирова. В этой связи нельзя не вспомнить, как удалось отстоять одно из них на здании Авиационного техникума.

Таким образом, можно сказать, что каждый период советской архитектуры был по своему уникальным. К сожалению, повторюсь, они слабо изучены. А уж под охрану взяты вообще единицы из того наследия, что мы имеем. А жаль. Я считаю, что некоторые из зданий сталинской эпохи, а также украшения панельных домов должны быть признаны памятниками культурного и исторического наследия и взяты под охрану.

6.jpg

Декоративное панно на панельном доме в районе Дворца Пионеров. г. Киров.

Материал за авторством Сергея Смолина опубликован в газете "Вятский край" 28 сентября 2018 г.